ВОСХОЖДЕНИЕ НА КЭНРИДЖ
Вячеслав Моше Кантор

ВОСХОЖДЕНИЕ НА КЭНРИДЖ

Путешествие в пространстве Безопасной толерантности

Эссе-синопсис фильма для тех, кто следует

2019

Посвящается моим близким,
здравствующим и ушедшим.

Мы живем не ради Толерантности и Безопасности. Мы живем ради нас самих и хотим жить дольше и лучше. Нам важно качество жизни, наше благополучие. Мы обеспокоены тем, что сегодняшнее качество жизни будет невозможно для нас и наших детей в будущем. В этом страхе кроется важный источник нашей неуверенности в собственной безопасности. Но давайте разберёмся, как мы можем противостоять этим страхам и улучшить качество жизни (в конечном счете).

В данном введении я исхожу из того, что Безопасность и Толерантность – это два состояния общества[1] (выраженные переменными S и Т), на которые могут влиять многие факторы.

А именно, Безопасность – это состояние защищённости общества и государства от разного рода угроз. Так безопасность зависит от многих факторов, таких как адекватные уровни вооружённых сил и правоохранительных органов, правовая система страны, международные договоры с другими странами, социально-экономическое положение, а также другие национальные и международные факторы.

     Толерантность – это способность общества принимать и считаться с интересами и ценностями социальных групп и движений за пределами традиционных социальных норм. Внутри страны толерантность гарантирует, чтобы все члены общества могли вести выбранный ими образ жизни. Вне страны она подразумевает готовность принимать различные политические режимы. Ни в одном из случаев толерантность не может быть безусловной или неограниченной. Целью является разработка политических принципов для повышения толерантности и безопасности всегда, когда это возможно.

     Безопасная толерантность – это состояние, соответствующее оптимальному уровню Безопасности и Толерантности. Такой баланс, специфический для каждой отдельной нации и исторического периода времени обеспечивает основу, в рамках которой принципы прогрессивного общественного развития, также называемые в данном документе принципами общественного развития, могут быть эффективно осуществлены на местном, а также в более широком плане в региональных или глобальных отношениях. Такие принципы общественного развития могут быть связаны с социально-экономическими показателями благосостояния (или качества жизни), что будет обсуждаться далее.

     Качество жизни (К) для целей настоящего исследования определяется одиннадцатью индексами.[2] Этот набор несколько субъективен и может быть изменён во время будущего исследования.

[1] Когда мы говорим «состояние», мы подразумеваем в том числе и меры воздействия, которые обеспечивают состояния Безопасности (S) и Толерантности (Т).
[2] Другие показатели развития (например, Валовый внутренний продукт и Коэффициент Джини) были использованы ранее. Но, по мнению автора, включение таких чисто экономических индексов может затруднить понимание фокуса данного исследования на развитии общества.

Вот эти одиннадцать предлагаемых индексов:

01.
Способность к предотвращению войны (К1) - это главный из индексов;

02.
Способность к предотвращению радикализма, включая терроризм, расизм, ксенофобию и антисемитизм (К2);

03.
Способность к обеспечению качества здравоохранения всех групп населения, включая психологическую помощь семье и детям (К3);

04.
Способность поддерживать экономический рост (К4);

05.
Способность к поддержанию общественного достоинства, включая этическое воспитание (К5);

06.
Способность развития науки и образования (К6);

07.
Способность управлять иммиграцией и контролировать её (К7);

08.
Способность к охране окружающей среды и природных ресурсов (К8);

09.
Способность адаптироваться к структурным этническим изменениям в обществе, в том числе формированию устойчивых этнических образований (К9);

10.
Способность к внедрению технологических инноваций и управлению ими, в том числе управление ускоряющимися технологическими революциями (К10);

11.
Способность к защите интересов молодёжи (К11)

Каждый из индексов К зависит от набора показателей, определяющих безопасность (S) и обеспечивающих толерантность (T). Эти показатели могут варьироваться (т.е. быть разными для каждой страны/общества). Поэтому выбор определённого набора показателей для S и T для заданного индекса К будет результатом субъективной оценки.

Например, рассмотрим способность к предотвращению войны (индекс К1). Для этого индекса под безопасностью S1 мы понимаем «Обороноспособность» или набор мер, обеспечивающих военную безопасность, а под Т1 – «Принятие во внимание интересов противника и гибкость в достижении компромиссов». Конечно, интерпретация S и T будет довольно разной для всех других индексов К.

Давайте определим развитие общества на долгую перспективу с подобными индексами качества жизни как ответственное управление, а соответствующее развитие – как ответственное развитие, и мы отнеслись к задаче выбора индексов очень ОТВЕТСТВЕННО!

Индексы К могут характеризовать внешние и/или внутренние страновые вызовы. Например, К1, определяющий способность к предотвращению войны, характеризует внешний вызов, а К11, ответственный за защиту интересов молодёжи, явно отражает внутристрановые проблемы. К7 (иммиграционная политика) имеет смешанный характер, поскольку он связан, как с внутренними, так и внешними проблемами.

Индексы, подобные К1–К11, мы будем здесь называть «индексами качества ответственного управления развитием», так как подобная подборка индексов соответствует, по моему субъективному мнению, долговременным интересам общества (на данный момент). Однако возможно, что совокупность неполная или индексы несущественны, тогда развитие, определяемое таким набором, не может считаться «ответственным». Цель дальнейшего исследования проанализировать существенность индексов К и предложить другие индексы и/или их комбинацию.

Будущее исследование будет сосредоточено на «строительстве Кэнриджа», то есть на оценке различных функций Кэнриджа K(S,T) на основе доступных (эмпирических) данных. Исследование включает в себя:

01.
спецификацию/отбор двух входных переменных (S и T) и одной (действительной) выходной переменной K, соответствующей конкретному индексу качества жизни;

02.
описание доступных эмпирических данных, где выборки данных представлены в виде трех показателей или значений (K,S,T);

03.
оценку неизвестной функции K=F(S,T), исходя из эмпирических данных (2). В статистике и машинном обучении данная проблема известна как «проблема регрессионного анализа»;

04.
) различные интерпретации функции Кэнриджа, оценённой в (3), включая обсуждение размера поля ST, влияние общественной политики на Кэнридж и т.д.

Далее для каждого из индексов К мы проводим качественный анализ его зависимости от переменных T и S (Рис. 1).

Предположим, что любая точка на осях OTi и OSi (Рис. 1) соответствует мерам и состояниям, которые могут быть более или менее безопасными или толерантными, т.е. их можно сравнивать и, соответственно, они могут быть отложены по осям OTi и OSi. Все показатели Кi зависят от переменных Ti и Si.

T и S означают НАБОР мер и состояний национального или межнационального характера, которым соответствует определённый уровень показателя К.

Конечно, значения К, T и S постоянно эволюционируют и их значения определяются меняющимся историческим контекстом. Эти значения изменяются подобно тому, как люди, общества и правительства реагируют на внешние воздействия.

Давайте рассмотрим характер поведения каждого из них в зависимости от параметров S (безопасности) и T (толерантности).

Наблюдение №1
Парадоксы Безопасности и Толерантности

Посмотрим, как ведёт себя показатель К, как функция только безопасности S, когда толерантность Т=0 и наоборот, как функция только Т, когда S=0, как показано на рисунках 2 и 3.[3]

[3] Подобные зависимости и функции хорошо известны в экономике, например, Кривая Лаффера или Закон убывающего плодородия почвы Давида Рикардо и Томаса Мальтуса. Но все они были ранее предложены и использованы лишь в узком экономическом контексте.

Странным и парадоксальным на первый взгляд (Рис. 2 и 3) является то, что при больших значениях S и T, общество испытывает «падение» качества ответственного управления развитием, т.е. чрезмерная толерантность (или чрезмерная безопасность) также вредна, как и её недостаточность. Но в этом парадоксе заключена некая важная истина. Полная безопасность невозможна и обречена на провал, поскольку это бы означало дать слишком много власти государству и, тем самым, сделать обычных граждан более незащищёнными из-за произвольного применения власти. Полная толерантность также невозможна и не способна существовать, поскольку означала бы отказ от ограничения свободы врагов толерантности и, тем самым, поставила бы под угрозу будущее толерантности как таковой. А сочетание полной безопасности и полной толерантности вдвойне невозможно, т.к. это бы скомпрометировало и ту, и другую.

С другой стороны, безопасная толерантность означает сочетание этих двух понятий, где значение К увеличивается. Именно эту оптимальную точку мы бы хотели определить и достигнуть.

Мы ожидаем (количественно) аналогичную зависимость от T и S всех показателей Кi (i=1-11).

На Рис. 4 показана гипотетическая объёмная трёхмерная поверхность показателя Кi, определяемая переменными S и T. В этом случае плоский «горб» превращается в объёмный «хребет».[4]

[4] Рисунки 2-7 и 10 напоминают колоколообразные функции одной или двух входных переменных K (S, T), которые известны в литературе как Гауссовы функции с параметризацией, определяемой их параметром центра и ширины.

Например, рассмотрим зависимость индекса К1 — способности предотвращения войны от безопасности и толерантности.

К1, безусловно, самый главный из приведённых выше индексов – способность к предотвращению войны (военной угрозы) является первостепенным составляющим элементом национальной и международной безопасности. Он подразумевает достаточный военный потенциал, предотвращение и дипломатическое урегулирование международных и трансграничных конфликтов, достижение соглашений о контроле над вооружениями и многие другие факторы.

В значительной степени государственная безопасность является производной от военного потенциала государства. Однако зависимость здесь не линейная. И выше, и ниже определённого критического уровня военной мощи национальная безопасность может уменьшаться и опуститься ниже критического уровня. Избыток военной мощи может угрожать другим странам, провоцируя их создавать собственный военный потенциал и тайные союзы для борьбы с общим противником. В кризисной ситуации страх может привести к упреждающим ударам (как случилось с ударом Израиля в Шестидневной войне 1967 года). К тому же, чрезмерное наращивание военной мощи может подорвать финансовое положение страны, что может негативно сказаться на других социально-экономических показателях и привести к общественной напряжённости.

С другой стороны, когда военный потенциал опускается ниже определённого предела, это порождает у других стран соблазн оказывать политическое давление, а в пределе может даже подразумевать угрозу применения военной силы. Если это произойдёт, то государство станет уязвимым и беззащитным.

В обоих крайних случаях чрезмерный или недостаточный уровень военного потенциала может негативно сказаться на международной безопасности в целом.

Та же диалектика относится к толерантности. С одной стороны, её резкое свертывание, например, отказ считаться с интересами других стран, разрыв переговоров и соглашений с ними по спорным вопросам, подрывает безопасность проводящей такую линию державы, потому что это вызывает ответное ужесточение политики других государств, влечёт нарастание в их курсе радикализма и милитаризма, ведёт к международной конфронтации, конфликтам и войнам.

А с другой стороны, излишнее расширение толерантности во внешней политике государства может побудить другие страны и негосударственные движения выступить против благополучия толерантной державы (например, путём военно-политического давления на неё, распространения ядерного оружия и его носителей, подъёма международного терроризма и других опасных действий). Это порождает конфликты и хаос, которые могут быть губительны для национальной и международной безопасности.

Вышеописанный пример (с использованием индекса К1) демонстрирует парадоксы, присущие Безопасности и Толерантности.

Автор (не являясь ни в какой степени альпинистом) считает своё собственное 12-летнее «восхождение» на «хребет», показанный на Рис. 4 зелёным цветом, полезным для понимания динамики изменения качества жизни, безопасности и толерантности, и называет определённую часть этого хребта своим именем — «Хребет Кантора» или сокращённо «Кэнридж». Мы также видим на Рис. 4, что розовое поле, определяемое сбалансированными значениями S и T, и является полем Безопасной толерантности. Таким образом, Кэнриджем каждого из показателей Ki называется только соответствующая часть хребта, где значения Ti и Si обеспечивают достаточно высокий уровень индексов Кi. На Рисунке 4 также изображены одномерные зависимости K(S, 0) и K(0, T), представленные ранее (в Наблюдении 1). Эти две зависимости показаны как две отдельные пунктирные линии. Как видно из Рисунка 4, максимальные значения одномерных Кэнриджей K(S, 0) и K(0, T) (обычно) меньше, чем максимальное значение Кэнриджа, зависящего от двух переменных К(S, T). Данное наблюдение позволяет предположить, что оптимальный район поля ST, где Кэнридж обширен, зависит от пары значений (S, T), а не от оптимально выбранного одного значения.

Пространство Безопасной толерантности (ST) двухмерное, и на него влияет любое общественное политическое действие. Например, рассмотрим влияние отказа США от договора о РСМД на К1. Данное изменение общественной политики незамедлительно запустит сразу три (динамичных) процесса:

изменение мер безопасности S1;

изменение мер толерантности T1

сжатие ширины Кэнриджа 1 (К1) из-за внешнего давления, в результате чего резко падает способность общества противостоять военной угрозе. Полезная поверхность К1 сжимается как «шагреневая кожа».

Как иллюстрирует Рис. 5, в сложной и динамичной модели взаимодействия Безопасности и Толерантности в политике отдельного государства и при наличии взаимности со стороны других держав – в совокупной международной среде существует зона их взаимного наложения – поверхность Безопасной толерантности. Она выделена объёмно зеленым цветом (это и есть Кэнридж 1), а её проекция на двухмерной плоскости – поле ST. Эти трёхмерная поверхность и поле ST соответствуют благоприятным условиям для  «ответственного управления развитием». Другими словами, индекс К1 внутри Кэнриджа создаёт наиболее благоприятные условия для мира, международного сотрудничества, процветания и развития отдельных стран и их сообществ – для каждого конкретного места и времени.

Жизнь на Кэнридже лучше, чем за его пределами, и отвечает критериям субъективной оценки ответственного управления и развития. Цель будущего исследования – изучить поля Кэнриджа и ST для каждого из одиннадцати индексов с тем, чтобы доказать тезис о «хребтообразном» характере их зависимости от S и T.

Изучая характер изменения Кэнриджа во времени, можно сказать, что при приближении к кризису (тем более к катастрофе) и во время него, Кэнридж приобретает пикообразный характер, неудобный для проживания (Рис. 6 и 7), поле ST становится очень узким.

После кризиса Кэнридж вновь «разглаживается» и «подрастает», достигая опять нужный для мира и развития уровень, но уже по-новому (Рис. 8).

Вспоминается один шутливый русский стишок: “У верблюда два горба, потому что жизнь – борьба!”

Каждый Кэнридж каждого отдельного социума имеет один хребет, но если рассмотреть поведение Кэнриджей разных социумов, то суммарная 3-х мерная поверхность (как функция одних и тех же переменных T и S) будет иметь несколько хребтов, а поля безопасной толерантности совмещаться и накладываться. Но детальный разговор о таком взаимодействии различных социумов – тема последующих рассмотрений (на Рис. 9 изображено в качестве примера 3 социума).

Пора задать очевидный вопрос: зачем все эти умозрительные упражнения, прикрытые самоиронией? Какова цель строительства Кэнриджа и поиска комбинаций ответственных принципов? Или, разве можно убедить религиозных радикалов, или неонацистов, или ультралеваков изменить своё мнение? Разве можно остановить популистов, осмысленно ввергающих доверчивых в экстремизм?

Нет.

Мы не утописты. Но мы можем ответить чётко на основные вызовы меняющейся нормальности, можем собрать вокруг прогрессивных лидеров и ответственных принципов новый консолидированный электорат, объединённый вокруг обновлённого Политического центра. Мы не можем перевоспитать наших противников, но мы можем их победить, убедив наших союзников. Идеология Безопасной толерантности – фундамент этого убеждения.

Автор в полной мере разделяет позиции Джона Грэя[5] в том, что этические ценности в отличие от интеллектуальных, наследуются очень плохо. Даже важнейшие уроки истории остаются невостребованными и «запрятанными» на традиционных накопителях, в т.ч. на самых совершенных. И поэтому общество (необучаемое этически на примерах последствий наших действий (или отсутствия таковых)) скатывается к новым кризисам анархии, диктатуры и экстремизма (Рис. 10).

[5] Джон Грэй, «Соломенные псы: мысли о людях и других животных», Farrar, Straus and Giroux, 1 издание, 2007

Около пограничных значений Кiдоп качество жизни удерживается юридическими договорами или правилами (законами) как на национальном, так и на международном уровне, т.е. жёстким социальным контрактом.[6]

Глубоко внутри поля ST уровень Кi достаточно высок и его удержание может осуществляться за счёт существующих национальных практик и традиций.

Любой Кэнридж может быть нарезан на террасы, т.е. на такие части поверхности Кэнриджа, где Кi остаётся неизменным несмотря на изменения Ti и Si.[7]

Обычно такая терраса соответствует принятым на себя договорным «твёрдым» обязательствам одной стороной или несколькими сторонами (мы можем называть ситуацию с террасой «жестким» социальным контрактом).

В отличие от нарезки Кэнриджа на уступы-террасы, некоторые области внутри поля ST могут иметь гладкие покатые склоны, где незначительные изменения Ti и Si приводят к плавному изменению Кi. Эта ситуация соответствует естественным нерукотворным сложившимся в обществе поведенческим трендам, когда значения Ti и Si находятся внутри поля БТ (см. рис.10), т.е. в пределах варьирования Кi.

Социальный контракт, соответствующий участкам такого гладкого покатого типа, мы будем называть либеральным социальным контрактом.

Строительство Кэнриджей может, по мнению автора, иметь универсальный характер. Конечно, автор в первую очередь имел в виду общественную модель Европы и её набор индексов ответственного развития.

Но подход остаётся прежним, если рассматривать любую страну любого континента. Так, например, для большинства стран Африки важнейшим индексом является способность противостоять межплеменным конфликтам и при этом желание правящего трайба усилить свои позиции, наращивая различные меры безопасности (S), не должно негативно влиять на интересы оппозиционных племён (Т).

Второй африканский пример касается особой чувствительности и доверчивости населения к информации, представляемой СМИ. Люди в Африке, возможно, являются наиболее доверчивыми потребителями недостоверной информации в СМИ. Следовательно, способность противодействовать конфликтам должна обеспечиваться оптимальным сочетанием усиленного контроля качества информационных потоков (S) и свободы выражения собственного мнения (Т).

Другой пример. В последнее десятилетие в Китае индекс, ответственный за сохранность окружающей среды и природных ресурсов приобретает первостепенное значение. Однако, и в этом случае экологический K8 определяется не только мерами по защите природы и ресурсов (S8), но и возможностью учета интересов общества по развитию производственных сил (Т8).

Автор надеется, что после того как концепция Безопасной толерантности будет «вброшена» в общественное пространство, она разовьётся до такой степени, что ни одно государство не обеспечит себе ответственное долговременное развитие без уважения и учёта интересов и ценностей других государств, даже если они являются оппонентами, и в этом автор полагается на объективность выводов, которые сделали Джордж Сорос и Владимир Черкасский.[8]

Сорос утверждал, что социальные системы отличаются от естественных систем (определённых естественными науками). А именно, физический мир существует в соответствии с некими объективными законами, которые не зависят от наших знаний о них. Общественные науки существенно отличаются в том смысле, что люди являются не просто пассивными наблюдателями, но и активными участниками. Таким образом, наши сегодняшние знания о социальной системе могут, по сути, изменить её будущее поведение. Одновременно и в то же время естественно, наше понимание социальных систем по природе несовершенно и ошибочно.

[6] Вслед за Томасом Гоббсом. Джоном Локком, Жан-Жаком Руссо, которые первоначально ввели термин «общественный договор».
[7] Понятие «террас» или «слоёв» в математике и физике известно, как эквипотенциальная или изопотенциальная поверхность.
[8] См. Soros, G., Soros on Soros: Staying Ahead of the Curve, Wiley, 1995, Soros, G., The Alchemy of Finance, Wiley, 2003, Cherkassky, V., and F. Mulier, Learning from Data: Concepts, Theory and Methods, Wiley Interscience, 2007 and Cherkassky, V., Predictive Learning, www.vctextbook.com 2013

Общий смысл данного введения можно сформулировать совсем просто: Кi в Кэнридже всегда выше, чем высота Ki в двухмерной плоскости в зависимости отдельно от Si и Ti

Или

Н – высота Кэнриджа

Жизнь сложна и проста одновременно.

Поэтому скажем ещё проще: каждый будет сильнее, если укрепит себя толерантностью, т.е. уважением других, в том числе противников. Лишь те, кто категорически отвергают толерантность, могут быть исключены из её спектра. Безопасная толерантность полезна и, безусловно, необходима для всех сообществ.

Автор и его коллеги будут счастливы, если читатель этого короткого эссе «взойдёт» на Кэнридж и скажет про себя: «Это было не так просто, но жизнь здесь действительно хороша, хочу остаться здесь подольше, а может быть и навсегда!».

Дорогой читатель, если какие-то части-эпизоды этого эссе-синопсиса покажутся Вам «мудрёными», смело пропускайте и идите дальше. В крайнем случае, будет достаточно, если Вы прочтёте начало и конец.

Пропускать текст запрещается только киношникам, которые возьмутся сделать из этого синопсиса внятное кино, понятное и прогрессивному политику, и радикалу, и обывателю.

Также нельзя «проглатывать» текст исследователям-кэнриджестроителям, которым предстоит соревнование на постройку 11 лучших Кэнриджей. При этом они смогут продемонстрировать глубокое профессиональное знание своей собственной области, с одной стороны, и строгое следование методологии автора.

Ровно через 9 месяцев после выдачи задания киношникам и исследователям автор обязуется познакомить читателя с результатами строительства Кэнридж-града.

При этом каждому исследователю будет разрешено не только построить один из 11 Кэнриджей, но и предложить своё собственное понимание синергичности Безопасности и Толерантности.

Автор испытывает чувство огромной благодарности к коллегам, которые были с ним в «одной связке» на долгом тернистом пути к вершине Кэнриджа: генералу Владимиру Дворкину, академикам Алексею Арбатову и Александру Дынкину, лорду Майклу Леви, экс-премьеру Тони Блэру, экономисту и директору ЕСТП Ирэнеушу Билу, философу Джону Грэю, математику и профессору Владимиру Черкасскому, историкам Энтони Бивору и Тимоти Снайдеру.

Надеюсь, мы пойдем с ними дальше.