Выступление Президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера на Пятом Всемирном форуме памяти Холокоста. Яд Вашеме, Иерусалим

[Читает благословение на иврите:] «Благословен Господь, давший мне быть сегодня здесь.

Какое благоволение, какой дар, что сегодня я могу обратиться к вам здесь, в Яд Вашеме».

Ваше Превосходительство Президент Ривлин, Ваше Превосходительство Вячеслав Моше Кантор, спасибо за приглашение!

Главы государств и правительств, Ваши Превосходительства, гости со всего мира, а главное многоуважаемые очевидцы и пережившие Катастрофу.

Здесь, в Яд Вашеме, горит вечный огонь в память о погибших в Катастрофе. Это место напоминает нам об их страданиях. Страданиях миллионов. И ещё оно напоминает об их жизнях – о каждой отдельной судьбе.

Это место напоминает о Шмуэле Тытельмане, отличном пловце, который выигрывал соревнования за «Маккаби» Варшава, и о его младшей сестре Реге, которая помогала на кухне готовить еду к шабату. Это место напоминает об Иде Гольдиш и её трёхлетнем сыне Вили. В октябре они были депортированы из кишинёвского гетто.

А в январе, когда стояли трескучие морозы, Ида написала последнее письмо своим родителям: «Я до глубины души сожалею, что, прощаясь с вами, я не понимала важности момента, […] что не обняла [вас] крепко, чтобы никогда вас не отпускать».

Немцы депортировали их. Немцы выбили номера на их руках. Немцы пытались лишить этих людей всего человеческого, превратить их в номера, уничтожить всякую память о них в лагере смерти. Они не смогли этого сделать.

Шмуэль и Рега, Ида и Вили были людьми. Людьми они останутся в нашей памяти. Здесь, в Яд Вашеме, им, как сказано в Книге пророка Исаии, дарованы «память и имя».

Перед этим памятником стою и я – человек и немец. Я стою перед памятником им, читаю их имена, слышу их истории. И я преклоняю голову в глубочайшей скорби.

Шмуэль и Рега, Ида и Вили были людьми. Но здесь и сегодня я должен сказать: людьми были и преступники. Они были немцами.

Убийцы, организаторы, приспешники, сторонники: они были немцами. Поставленное на поток массовое истребление шести миллионов евреев, самое большое преступление в истории человечества – оно было совершено моими соотечественниками. Жестокая война, унёсшая жизни более 50 миллионов людей, была развязана моей страной.

Семьдесят пять лет спустя после освобождения Аушвица я стою перед всеми вами – президент своей страны с бременем великой исторической вины на плечах.

Но в то же время я исполнен благодарности за протянутую выжившими руку, за новое доверие людей в Израиле и во всём мире, за новый расцвет еврейской жизни в Германии. Меня вдохновляет дух примирения, указавший Германии и Израилю, указавший Германии, Европе и государствам всего мира новый, мирный путь.

Огонь Яд Вашема не погаснет. Ответственность Германии не имеет срока давности. Мы хотим достойно нести эту ответственность. Так нас и оценивайте.

Я стою перед вами, благодарный за это чудо примирения, и я хотел бы, чтобы я мог сказать: наша память сделала нас невосприимчивыми к злу.

Да, мы, немцы, помним. Но иногда мне кажется, что прошлое мы понимаем лучше, чем настоящее. Духи зла сегодня являются в новом обличии, выдавая свой антисемитский, националистский, авторитарный образ мыслей за ответ для будущего, за новое решение проблем нашего времени.

Я хотел бы, чтобы я мог сказать: мы, немцы, раз и навсегда извлекли урок из истории. Но я не могу сказать этого, когда растёт ненависть. Я не могу сказать этого, когда на школьном дворе в еврейских детей летят плевки, когда под прикрытием мнимой критики в адрес политики Израиля звучит грубый антисемитизм. Я не могу сказать этого, когда только тяжёлая деревянная дверь может помешать правому террористу в Галле, в Германии, устроить кровопролитие в синагоге в Йом-Киппур.

Конечно, сейчас другое время. Слова – другие. Преступники – другие. Но зло – то же самое.

И остаётся один ответ: «Никогда больше! Nie wieder!».

Поэтому под памятью нельзя подводить черту. Эта ответственность с первого дня сопровождает Федеративную Республику Германия. Но она служит испытанием нам – здесь и сейчас. Сегодняшняя Германия выдержит испытание, только если она достойно сможет нести свою историческую ответственность.

Мы боремся с антисемитизмом! Мы противостоим яду национализма! Мы защищаем еврейскую жизнь! Мы стоим плечом к плечу с Израилем!

Это обещание я вновь даю здесь, в Яд Вашеме, перед всем миром. И я знаю, что я не один. Сегодня мы собрались, чтобы сказать: «Нет антисемитизму! Нет ненависти!».

Мир однажды уже извлёк урок из ужасов Аушвица и создал мирный порядок, опирающийся на права человека и международное право. Мы, немцы, привержены этому порядку и хотим защищать его вместе со всеми вами. Потому что мы знаем: мир хрупок, а людей легко сбить с истинного пути.

Многоуважаемые главы государств и правительств, я благодарен за то, что сегодня мы вместе выражаем свою приверженность: «Мир, который помнит Холокост. Мир без геноцида».

«Кто знает, услышим ли мы ещё раз волшебное звучание жизни? / Кто знает, сможем ли мы вплести себя в вечность – кто знает?» – Залман Градовский написал эти строки в Аушвице и закопал свои записки в жестяной фляжке под одним из крематориев. Здесь, в Яд Вашеме, они вплетены в вечность: Залман Градовский, Шмуэль и Рега Тытельман, Ида и Вили Гольдиш и многие другие. Все они были убиты. Их жизни поглотила безграничная ненависть.

Но наша память о них побеждает небытие. А наши дела побеждают ненависть. Дамы и господа. Этому храню верность. На это надеюсь.

[Читает благословение на иврите:] «Благословен Господь, давший мне быть сегодня здесь».