Речь Президента Франции Эммануэля Макрона на Пятом Всемирном форуме памяти Холокоста. Иерусалим

Речь Президента Франции на памятном мероприятии по случаю 75-й годовщины освобождения концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау

Господин Президент Государства Израиль, дорогой друг, спасибо!

Господин Премьер-министр,

Ваше Высочество, Ваша Светлость,

Дамы и господа главы государств и правительств,

Господин Председатель правления Яд Вашема,

Господин президент Фонда «Всемирный форум памяти Холокоста»,

Господа Главные раввины!

Дорогие пережившие Холокост!

Дамы, господа, дорогие друзья!

Слова могут казаться чем-то не очень серьёзным, но видеть вас всех собравшимися здесь – это очень многое значит. Можно ли было представить себе, что это произойдет сегодня? Собраться вместе, чтобы вспомнить, заново пережить, воскресить в памяти. Я с волнением приветствую сегодня вечером всех переживших Холокост, присутствующих среди нас, сыновей и дочерей депортированных, Праведников народов мира, свидетелей и хранителей памяти, всех, кто поддерживает в Иерусалиме этот вечный огонь памяти. Спасибо им! Каждый день они делают то, что важно для всего человечества.

Почти 75 лет назад, 27 января 1945 года, доблестные солдаты Красной Армии вошли в ворота концлагеря Аушвиц-Биркенау в оккупированной нацистской Германией Польше.

Каждый из вас говорил о том, каким шоком это было для человечества. Но в тот момент, никаких праздников по случаю освобождения лагерей не было, никто не кричал от радости, никто не кричал даже от гнева, были только слезы и тишина.

Для истерзанных войной народов Европы это не было, как сказала Симона Вейль, даже событием. Для выживших это было лишь облегчением. Худшее уже случилось. Можно ли было вообще оправиться от произошедшего? Сколько детей никогда больше не увидят родителей, сколько родителей – не увидят своих детей. То, что они пережили, не поддавалось даже описанию словами, для многих это было неслыханно, непостижимо, немыслимо, непростительно.

И все же, у некоторых выживших, над желанием всё забыть взяло верх стремление передать, назвать неназываемое, донести до живых послание мертвых, всё рассказать, как сказал Эли Визель, рассказать о ребенке, который, прячась в подземном укрытии после облавы, спросил у матери совсем тихо: «А мне уже можно плакать?». О больном нищем, который, находясь в запертом вагоне, стал петь песню, чтобы поддержать своих товарищей. О маленькой девочке, которая, взяв за руку бабушку, сказала ей шёпотом: «Не бойся, не бойся смерти, ведь жизнь не такая прекрасная, как о ней говорят, и я расстаюсь с ней без сожаления». Ей было 7 лет.

Всё это правда. Всё это действительно было. И да, необходимо было всё сохранить, всё описать – слова, жесты, взгляды, вздохи – и донести до нас. Надо было откликнуться на призыв Семёна Дубнова, с которым он обратился к своим собратьям в рижском гетто: «Братья, пишите обо всём, записывайте всё, чтобы рассказать будущим поколениям». Нужно было продолжить работу Ицхака Шнеерсона, тайно основавшего в Гренобле в 1943 году Центр современной еврейской документации. Необходимо было продолжить труд тех, кто в самый разгар массового истребления собирал документальные свидетельства преступлений, создавая, по крупицам, архивы данных о жертвах среди евреев, внося свой вклад в сопротивление. Необходимо было вести борьбу с замалчиванием, предотвратить отрицание, навсегда победить невыносимое, опустошающее, преступное забвение.

Нужна была сумасшедшая энергия поборников истины, таких, как Серж и Беата Кларсфельд, чтобы установить имена стольких преступников, разыскать и привлечь к ответственности стольких убийц, нужны была эта борьба, и именно обо всех участниках этой борьбы я думаю сегодня вечером вместе с вами. Места памяти есть и во Франции, и в других странах. Но все взгляды были обращены к этому месту, к Иерусалиму. Воспоминаниям и историям нужно было одно общее имя. И таким именем стал Яд Вашем.

Здесь хранится память о жертвах и героизме. Память об абсолютном зле и о духе сопротивления. Именно поэтому Холокост не может быть историей, которой можно манипулировать, которую можно использовать в своих интересах и подвергать пересмотру. Нет! Есть правосудие, есть история с её свидетельствами и есть мнение наших государств. Не следует их путать. Во избежание коллективного повторения беды. Никто не имеет права использовать память об умерших, чтобы оправдывать какие бы то ни было современные разногласия или ненависть. Все погибшие обязывают нас говорить правду, хранить память, вести диалог и сохранять дружбу. И у всего этого нет более прекрасного символа, чем видеть, как все мы собрались здесь, чем делать общее полезное дело, необходимое для борьбы с отрицанием, враждебностью или языком мести.

Я горд видеть единство стольких стран Европы и быть сегодня здесь с Президентом Федеративной Республики Германии, дорогим Франком-Вальтером, быть сегодня рядом со всеми вами и иметь возможность слышать вас.

Европа должна быть единодушной.

Никогда не забывать, не позволять разногласиям взять верх!

Это важнейший урок для нас. Международное сообщество не должно забывать о том, что варварство возникло из-за отрицания прав других, грубого попрания международного права и принципов безопасности наций.

Я согласен с Вами, уважаемый Владимир, уважаемый Президент Путин. Пять постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций сегодня несут историческую ответственность, и я разделяю Ваше желание объединиться 75 лет спустя. Мы говорили об этом несколько дней назад, и я надеюсь, что мы сможем сделать это, потому что мы, учитывая историю, со времени окончания Второй мировой войны являемся гарантами международного порядка, который регулируется правом, законностью и уважением ко всем.

Именно эти вещи нам следует защищать повсюду. Да, нам необходимо единство Европы и международного сообщества, поскольку сейчас в наших демократических обществах возрождается агрессивный, откровенный антисемитизм. Он здесь, и вместе с ним – его свита из ненависти и нетерпимости, вместе с ним – расизм. Антисемитизм – я говорю об этом прямо – это проблема не только евреев. Нет, прежде всего, это проблема всех нас, поскольку, каждый раз на протяжении нашей истории, антисемитизм предшествовал краху, свидетельствуя о нашей слабости, о слабости демократии. Он свидетельствовал о нашей неспособности принимать других. Он всегда был первым видом отторжения всех других: когда появляется антисемитизм, тут же получают распространение все виды расизма, множатся разногласия, и никто от этого не выигрывает.

Да, мы все собрались здесь, потому что мы не должны идти ни на какие уступки перед лицом нового антисемитизма. Мы боремся, как вы упомянули в своей речи, дорогой Моше, различными средствами в наших странах, с помощью законодательства, законопроектов, с помощью правоохранительных органов, с помощью решительных действий и защиты как в реальном, так и в виртуальном мире, поскольку язык ненависти присутствует повсюду. Мы также должны заниматься образовательной деятельностью. Видимо, мы что-то упустили в прошлом. Нам необходимо быть здравомыслящими, чтобы сегодня наши дети могли верить в то, во что они верят, чтобы не допустить повторного возникновения наихудших предрассудков и ненависти, которые, как мы считали, нам удалось искоренить.

Память – это также и обет. Наше присутствие и присутствие молодого поколения в Яд Вашеме является нашим обещанием, поскольку, позволяя этим молодым людям пережить недопустимое, показывая им пример Праведников народов мира, позволяя им хотя бы в малой степени ощутить ужас произошедшего, мы даём им возможность понять, как современное безразличие к антисемитизму и расизму отравляет наши общества. Безразличие – это уже соучастие. Я глубоко убеждён, что именно образование является противоядием для современных проявлений ненависти.

Шарь Пеги, один из величайших французских писателей, обличал так называемые «свыкшиеся души». Пеги имел ввиду людей, попустительствующих происходящему. Мы не позволим себе стать сторонними наблюдателями, поскольку обещание Франции – это обещание хранить память и действовать.

Захор ло тишках! Помни!

Помни, никогда не забывай!

Это иудейский завет, которому также следует и Французская Республика. Франция навсегда запечатлела память о Холокосте в своих законах. Она ведёт просвещение о Холокосте в школах. Имена её героев выгравированы на стенах. Франция в лице президента Ширака смогла посмотреть в лицо своей истории и признала неизгладимую ответственность Французского государства за депортацию евреев. Франция знает, как многим она обязана тем людям, которые в деревнях и церквях укрывали и защищали наших сограждан, позволив спасти 240 000 французских евреев, в числе которых – 59 000 детей, в то время как 11 000 были депортированы. Франция знает, как многим она обязана своему духу и силам сопротивления.

Тот, кто отрицает произошедшее, умаляет его значение или свыкается с ним, столкнется с бескомпромиссным ответом нашей нации. Выжившие в Холокосте – наши герои, ставшие связующим звеном с прошлым. Они вдохновили следующие поколения передавать память о Холокосте. И, в свою очередь, наши дети также должны будут передавать эту память, они тоже станут неумолимыми свидетелями, благодаря Яд Вашему и просвещению, они станут теми, кто знает, что у нас нет права на забвение, что рассказ о жизни ушедших не должен прерваться никогда. И последующие поколения также будут вдохновляться примером Праведников народов мира. Наши дети также будут защищать и отстаивать хрупкую демократию и гуманизм.

И пусть сегодня мы все вместе немного вдохновим молодых людей на то, чтобы они обрели смелость, гордились нашими ценностями и могли сказать, увидев, пережив и осознав всё произошедшее: «Никогда! Это никогда не повторится!».